Новости
19 апреля 2017, 03:27

Школа, потерявшая имя

Речь идет о школе в селении Охли Левашинского района (на снимке), некогда носившей имя великого поэта А.С. Пушкина и по непонятным причинам оставшейся безымянной. Пытаемся разобраться во всех деталях запутанной истории.О сложившейся ситуации редакции рассказал профессор Исхан Магомедов. Когда–то он учительствовал в этой школе. Он один из первых ее выпускников, ставший доктором наук, профессором СПбГУ, академиком РАЕ. В его письме и долгих телефонных беседах заметна явная обеспокоенность ученого последними новостями о родной школе. Ему стало известно, что администрация школы и руководство села приняли решение отказаться от имени А.С. Пушкина в названии школы и ликвидировали даже памятник великому поэту, а школе присвоили имя доктора исторических наук, известного археолога-кавказоведа, профессора М.Г. Гаджиева.

Проживая в Санкт-Петербурге, Исхан Магомедович взялся за восстановление исторической справедливости. Он твердо намерен вернуть затерянное в летах имя. На обращение по данному вопросу в прокуратуре Левашинского района ему ответили: «В принятии решения о присвоении школе им. М.Г. Гаджиева отказано из-за нарушения закона РД от 18.11.2002 №33».

- Однако я узнал, что администрация Левашинского района ходатайствовала о том, чтобы в порядке исключения присвоить образовательному учреждению имя профессора Гаджиева. При этом в райадминистрации не располагают сведениями, что школа носила имя русского поэта. Руководство школы и села, видимо, намеренно скрыло этот факт с целью присвоить ей имя земляка-родственника. Почему бы не назвать в честь него Институт археологии ДНЦ РАН? – задается вопросом ученый.

А был ли Пушкин?

Говорят, что бюст поэта был. Гипсовый. Не выдержал испытания временем и развалился. Простоял год после распада Советского Союза, а потом и вовсе потерял надлежащий вид. Восстанавливать не стали, вынесли. Так проще. Сегодня от бюста не осталось и следа.

О том, что тут был культурный объект, помнят аксакалы села, а в последнее время об этом многие узнали благодаря Исхану Магомедовичу. Однако отыскать документальное подтверждение о наличии постамента с бюстом не удалось. Нет его и на старых школьных фотографиях, в семейных фотоальбомах. Об этом не упоминается в документах. Даже в районном архиве нет. Зато есть воспоминания и аттестаты выпускников прошлых лет, подтверждающие связь Пушкина со школой. Официально. Так, в аттестатах 1977 года записано: «Выдан Магомедову Ахмеду Магомедовичу… в том, что окончил полный курс средней школы им. А.С. Пушкина села Охли». А дальше – неизвестность.  

Ныне одно известно наверняка – школе не присвоили имя Магомеда Гаджиева и не вернули имя Александра Пушкина.   

Зам. директора по воспитательной работе в начальных классах Баху Салимханова  работает здесь с 1975 года.

- Когда я училась, школу еще обозначали именем Пушкина, а потом перестали. Из ДНЦ РАН поступило предложение назвать ее именем покойного профессора Гаджиева, нашего выпускника. Коллектив идею поддержал. Знаю, что это был человек действительно достойный, знаменитый ученый. Вот и все, что мне известно. А точно сказать, когда школа перестала называться именем поэта, я не могу, – говорит Салимханова.

… Два корпуса будущей новой школы вот уже который год остаются безнадежным долгостроем. Работы были начаты в 2009 году. На погоду молятся всей школой, с тревогой ожидая очередных дождей и ветров. Окна выбиты, крыша протекает. Как выяснилось, школа потеряла не только имя, но и лицо.

Миф о современных стандартах

С 1927 года, с момента открытия, в школе ни разу не проводился капитальный ремонт. Поддерживают здание косметическими работами. В прошлом году отремонтировали полы в спортзале. Деньги собирали, как говорится, всем миром. Вложились учителя, родители, сельская администрация.  

О современных стандартах здесь только слышали, и некоторые даже имеют о них представление на примере других обычных общеобразовательных школ, но сказать наверняка, «с чем их едят», не могут.  Знают, что такое ЕГЭ и обучение без букваря. Вот и выходит, что общеизвестные федеральные государственные образовательные стандарты с многообещающими равными возможностями образования для всех российских детей, будь то в центральной части страны или в забытой глубинке, в Охлинской школе остаются мифом. Или выделяемые средства оседают в карманах недобросовестных чиновников района? Или учителя не спешат использовать современные технологии в процессе обучения. Непросто им переломить сложившиеся десятилетиями представления о методике преподавания. Для них все это – непонятная «техническая мишура», к которой и прикасаться-то страшно.

Из нового – проекторная доска, компьютеры. Почему-то в помещении нет стульев, техника затерялась под слоями пыли, и сам класс под большим железным замком. Судя по обстановке, в нем редко занимаются. Например, в пору ЕГЭ. В школе, однако, уверяют: «На компьютерах дети работают, просто уборка не держится». Еще одна из многочисленных проблем – частое отключение света.

- Чуть ли не каждый день мы по нескольку часов остаемся без электричества, – сетует глава села Охли Эльдар Дибиралиев.

А страдают дети

В школе 324 ученика занимаются в три смены. Обстановка в кабинетах – аскетичная. Или вообще ничего, или весьма затертые наглядные пособия на стенах, больше выполняющие «декоративную» функцию – висят для прикрытия трещин в стенах. Во втором классе пишут работу, улыбаются в камеру, а изо рта – пар. Мерзнут. А в дневниках – пятерки.

Директор школы Ашура Дибиргаджиева достает кипу документов – переписка с республиканскими министерствами и ведомствами: Министерством образования и науки РД, Министерством экономики и территориального развития РД, Министерством по физической культуре и спорту РД. Отовсюду  один ответ: «Нет финансирования».

- Для нас не имеет значения, чье имя будет носить школа. Я отвечаю за жизнь и здоровье детей, в первую очередь меня как директора заботит их безопасность, - говорит она, доставая то одну, то другую отписку.  

Старшеклассники ждать отчаялись и подготовили письмо Владимиру Путину и Рамазану Абдулатипову: «Нашей заветной мечтой еще с первого класса была уютная теплая школа, как у детей в соседних селах, где можно нормально учиться, заниматься спортом. Она не сбылась. Лишили нас даже школьной площадки. Место, где мы учимся, – ветровая яма с сыпучими потолками и дырявыми полами. Все время холодно, мы часто болеем…  Мы очень ждем, что нам помогут».

Жителям села следовало бы проявлять сознательность. Ведь, несмотря на все тяготы сельской жизни, деньги на строительство мечетей находятся, а на школу для собственных детей – нет.

Исхан Магомедович борется за восстановление истории и уверяет, что при возврате школе имени Пушкина изыскать средства на ее ремонт будет куда проще. Ашура Дибиргаджиева борется за достойные условия для учащихся. А дети… Дети страдают. Они действительно нуждаются в новом, современном «островке просвещения».

comments powered by HyperComments












Евтушенко в моей жизни был всегда… Евтушенко в моей жизни был всегда…
http://monavista.ru/images/uploads/79b47d882a3689060ae4d57283ec8bbe.jpg
Письмо с моей фермы Письмо с моей фермы
http://monavista.ru/images/uploads/92eb5c9944f25688043feb2b9b01e0f2.jpg
Почему в России выросли продажи дорогих смартфонов Почему в России выросли продажи дорогих смартфонов
http://monavista.ru/images/uploads/08009197b894c4557dc9c7177e803f77.jpg